наверх

Четверг, 20.07.2017, 23:34
Вы вошли как Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Вход | Регистрация Ремонт компьютеров в Краснодаре 8(952)816-47-60
Меню сайта
Антиреклама
Удалить рекламу можно по ссылке Удалить рекламу и перезагрузить страницу клавишей F5.
Категории раздела
Вирусы, банеры [10]
Статьи наполнены историей вирусов, отличия вирусов от рекламного ПО, изложены способы устранения нежелательных программ.
Поиск
Block title
Block content
Балаболка
Добавляйтесь!
Добавляйтесь!
Tweeter

Главная » Статьи » Компьютерные вирусы » Вирусы, банеры

Что такое компьютерный вирус?

Автопрограммируемость — врожденная черта фон-неймановских компьютеров — привела к появлению в них вирусов. Темой четвертого выпуска был основополагающий метод антивирусной защиты — многоуровневое фиксирование программ на основе разделения программ и данных. Этот метод считается наиболее надежным из всех существующих. Была показана его взаимосвязь с другими основными методами.

В этой статье мы рассмотрим три разных определения понятия «компьютерный вирус». Первые два сформулированы Фредериком Коэном и Леонардом Адлеманом в фундаментальных работах 1984-1992 годов и считаются классическими в современной компьютерной науке. К сожалению, из них автоматически следует, что задача распознавания произвольного вируса неразрешима. Что и доказали эти ученые в тех же работах, где привели свои определения.

Поэтому третье определение мы специально сформулируем таким образом, чтобы оно делало ту же самую задачу полностью разрешимой. Для этого мы откажемся от нескольких плохо формализуемых понятий, которые лежат в основе классических определений, и отнесем к вирусам более широкий круг информационных объектов. Такой подход — решение сложной задачи с помощью замены категорий, в которых она формулируется — часто бывает удобен и полезен в практической работе специалиста по информационной безопасности.

Проблема компьютерных вирусов отчетливо проявилась примерно через 35 лет после появления концепции «stored program computer». Первые авторы и исследователи вирусов оказались под сильным впечатлением от невиданного ранее феномена саморепликации (в биологическом смысле термина) рукотворных объектов. Позже специалисты осознали, что это феномен не столько самих этих объектов, сколько исполняющей среды — даже такой относительно простой, как машина Тьюринга или фон-неймановская машина с типичной операционной системой, не говоря уже о более сложных архитектурах и сетевых средах. Стало ясно, что массовая репликация объектов не является специфическим свойством какого-то одного класса программ, а вполне типична для всех уровней сложной автопрограммируемой системы. Например, массово реплицируются блоки кода в парадигме ООП или программы-приложения, загружаемые пользователями с центрального сервера. Но несмотря на обнаружение стратегической роли среды, репликация до сих пор ассоциируется у большинства людей именно с вирусами — и лежит в основе их классических определений.

Определение вируса по Коэну


Фред Коэн, аспирант Университета Южной Калифорнии, заинтересовался проблемой компьютерных вирусов в начале 1980-х. В 1984 году при поддержке своего научного руководителя Леонарда Адлемана он написал первую статью на эту тему, где привел весьма далекую от совершенства формулировку: «We define a computer ‘virus’ as a program that can ‘infect’ other programs by modifying them to include a possibly evolved copy of itself». Сначала все казалось просто, но при дальнейшей разработке темы Коэн обнаружил ее чрезвычайную сложность и ключевое значение среды — как для процесса репликации, так и для принятия решения о том, является ли произвольный изучаемый информационный объект вирусом.

В своей книге 1985 года и диссертации 1986 года Коэн дал уже строгое определение вируса, в котором сконцентрировался на его единственном свойстве — рекурсивной репликации. Определение было дано только для абстрактной модели, основанной на машине Тьюринга (заметим, что реальный компьютер обычно имеет меньшую предсказуемость, чем его идеальная модель). Никакие другие свойства, кроме рекурсивной репликации, в модели Коэна не рассматриваются. То есть это хорошая модель частного случая рекурсивно воспроизводимых алгоритмов, но плохая модель реальных компьютерных вирусов — особенно с учетом наблюдаемого многообразия их типов и необязательности строгой рекурсии для распространения.

Но модель вируса по Коэну стала классической, потому что оказалась простой, наглядной и учитывающей роль исполняющей среды, что необходимо для понимания сути проблемы. В этой модели, чтобы определить, является ли вирусом изучаемый информационный объект (конечная последовательность символов, программа, код), его надо рассматривать исключительно в контексте машины-среды, в паре с ней и во взаимодействии с ней — на столько тактов вперед, сколько займет исполнение кода машиной. Вирус был определен как код, исполнение которого приведет к записи копии этого кода на ленту машины Тьюринга впереди по ходу исполнения, т.е. в будущем.

Но для машины Тьюринга (как доказал в 1936 году ее автор) невозможно предсказать будущее. Для произвольного кода непредсказуем результат его выполнения, т.е. последовательность состояний машинной ленты (памяти) на неограниченное число тактов вперед. Единственный способ выяснить, чем закончится выполнение этого кода — проверить на практике. Иными словами, чтобы выяснить, является ли изучаемый код вирусом, его надо запустить и посмотреть, что будет. С учетом неизвестности результата, в реальной системе это небезопасно. Кроме того, время ожидания выполнения кода может оказаться сколь угодно большим (бесконечным). А без информации о том, к чему приведет запуск кода, нельзя судить о том, является ли он вирусом.

Обратите внимание, что анализ кода без его запуска невозможен даже с самой удобной позиции — внешнего наблюдателя, не ограниченного в средствах для изучения машины и кода, которые находятся в исходных статичных состояниях. Тем более не может быть и речи об анализе кода без его запуска средствами самой машины, как и об анализе кода в процессе исполнения машиной другого кода.

Кроме неутешительного вывода о невозможности надежного распознавания вирусов в своей модели, Коэн доказал следующее:
a) к произвольному коду всегда можно подобрать такую машину, которая интерпретирует его как вирус; например, для какой-то машины вирусом будет код из одного байта — 42;
b) некоторые машины любой код интерпретируют как вирус;
c) некоторые машины никакой код не интерпретируют как вирус.

Впоследствии Коэн не раз возвращался к этой теме. Так, в 1992 году он опубликовал статью, где приводилось строгое определение понятия «компьютерный червь» (частный случай вируса для некоторых сред, в частности — мультипроцессорных). В статье подтверждался прежний вывод: распознавание вирусов и подобных им объектов в общем случае невозможно.

Определение вируса по Адлеману


Тема компьютерных вирусов никогда не была главной для Леонарда Адлемана (соавтора технологии шифрования с открытым ключом и лауреата премии Тьюринга 2002 года), уделяющего значительно больше внимания другим проблемам информационных технологий, математики и молекулярной биологии. Но в результате совместной работы с Коэном он счел необходимым несколько позже, в 1990 году, написать и опубликовать работу «An Abstract Theory of Computer Viruses». Модель Адлемана сильно отличается от модели Коэна. Но и для этой модели делается доказательный вывод о невозможности решения задачи распознавания произвольного вируса.

Адлеман, как профессиональный математик, дал определение вируса в категориях и терминах рекурсивных функций. Для определения было привлечено новое понятие — исходной, эталонной, еще не зараженной этим вирусом программы. Вирус был определен как рекурсивная функция, соответствующая некоторым описанным критериям и выполняющая отображение («map») эталонной программы на другую, считающуюся зараженной. В качестве действий зараженной программы Адлеман назвал «повреждение» (информации, к которой эта программа имеет доступ), «заражение» (других информационных объектов) и «имитацию» (нормального поведения исходной, незараженной программы). Как и в работах Коэна, вирус рассматривается во взаимосвязи со средой (одна функция — во взаимодействии с другой). Рекурсивная репликация осталась определяющим критерием вируса, а другим определяющим критерием стала вредоносность (формализацию которой в модели Адлемана понять и использовать в качестве практически применимого алгоритма, кстати, довольно трудно).

Определение Адлемана отличается крайней широтой и абстрактностью. Мы привели ссылку на оригинал работы, чтобы читатели могли самостоятельно делать выводы о том, насколько это определение соразмерно, полно, точно и применимо к реальным компьютерным вирусам в реальной среде спустя 20 лет после публикации.

В 2005 году китайские исследователи Zhihong Zuo, Mingtian Zhou и Qing-xin Zhu опубликовали работу «On the Time Complexity of Computer Viruses», расширяющую модель Адлемана на сложные типы вирусов, в частности — на полиморфные вирусы. Это потребовало значительного усложнения модели, но не изменило ее сути. В работе подтверждается прежний вывод о невозможности распознать произвольный вирус, точнее — о возможности существования вирусов, принципиально не поддающихся распознаванию в рамках используемой модели.

В работе Адлемана нам представляются особенно важными два момента. Во-первых, в качестве стратегического — и, по сути, единственного — средства защиты от вирусов он совершенно верно назвал полную и безусловную изоляцию компьютера, т.е. закрытость среды (что касается альтернативных способов защиты, в работе лишь поставлен вопрос о том, насколько они реальны). Во-вторых, ученый показал необходимость привлечения понятия исходной, незараженной программы в качестве обязательного условия определения вируса.

Напомним, что под изоляцией компьютерных систем применительно к вирусам всегда имеется в виду взаимная изоляция систем, контролируемых разными хозяевами. Разумеется, нет необходимости во взаимной изоляции отдельных элементов любой замкнутой системы, которая находится под полным контролем одного хозяина. Собственную систему хозяин программирует так, как сочтет нужным (в этом состоит отличие хозяина от номинального владельца). Поэтому вряд ли можно использовать понятие «вредоносность» вне социального контекста, исключительно в технологических категориях: никакие процессы изменения программ и данных сами по себе «вредоносностью» не обладают.

Определение вируса по нарушению кода


Невозможность надежного распознавания вирусов в рамках классических моделей дает повод задуматься о подходе к решению проблемы с другой стороны.

При традиционном подходе создается как можно более точная модель вируса, основанная на понятиях «рекурсивная репликация» и, опционально, «вредоносность». В рамках созданной модели дается определение вируса. Затем констатируется невозможность использования этого определения для оценки соответствия ему исследуемых информационных объектов.

Но можно поступить наоборот: поставить целью практическую применимость определения вируса для простого и гарантированного решения задачи его распознавания — и для комплексного решения проблемы цифровых инфекций в целом. Затем, используя это определение, можно выяснить, какая модель вируса ему соответствует.

Для целей информационной безопасности самым удобным будет строго формализованное, соразмерное и системное определение, которое позволяет легко выполнять оценку соответствия ему произвольных информационных объектов. Процедура сравнения свойств каждого исследуемого объекта с определением должна иметь форму короткого, надежного и хорошо контролируемого алгоритма, чтобы ее можно было автоматизировать и применять на практике.

Самое простое и очевидное решение — считать вирусом любое внедрение постороннего кода (т.е. произвольной последовательности символов) в эталонную, исходную, незараженную программу. Это означает отказ от ресурсоемкой и в общем случае неразрешимой задачи анализа процессов взаимодействия проверяемого кода с машиной — и отказ от попыток формализации этих процессов. Вирус определяется не через свойства последовательности символов, а через ее местоположение в машине (компьютере, вычислительной системе). Иными словами, одна и та же последовательность символов может считаться или не считаться вирусом в зависимости от того, где она находится по отношению к «системе координат» машины — в каком именно месте ленты Тьюринга, в какой именно области оперативной памяти, жесткого диска и т.п. Вирусом считается любая последовательность символов, которая находится «в неположенном месте», т.е. в области, зарезервированной для другого информационного объекта — охраняемого кода.

Строгое определение для обычной SISD-машины, которое можно адаптировать и для более широкого круга информационных систем, формулируется так: компьютерный вирус — это измененная по сравнению с эталоном часть кода.

Используя на практике модель, соответствующую приведенному определению вируса, вы перестраховываетесь и уходите в глубокую и очень надежную оборону. Вместо анализа неизвестного кода для точного ответа на вопрос о возможности инициирования им рекурсивной репликации, вы исходите из того, что такая возможность не исключена. Вместо анализа неизвестного кода для точного ответа на вопрос о его вредоносности, вы исходите из того, что внесение в охраняемый код любого, даже самого малого изменения с некоторой вероятностью вызывает нарушение его функций — точно так же, как нарушение функций биологической ДНК может быть вызвано замещением единственного нуклеотида в последовательности.

Для удобства решения многих практических задач в сложных информационных системах определение можно расширить на те области данных, которые должны иметь в системе такую же неприкосновенность, как исполняемый код. В общем случае, зараженным объявляется любой охраняемый информационный объект, в границы которого попал другой объект.

Заметим, что при отсутствии эталона для произвольного кода весь этот код по данному определению считается вирусом. Хотя это непривычно звучит, это надо хорошо понять и всегда иметь в виду. О том, откуда берется эталон, мы поговорим в следующих выпусках блога: для этого понадобится привлечение социальных факторов.

Лингвистическая справка. Слово «вирус» появилось в современных языках чуть более 100 лет назад, после открытия биологических вирусов. Их характерная черта — репликация, исполняемая соответствующей средой. Но у слова «вирус» есть и другое, исходное значение: на латыни это слово обозначает яд. Никакой связи с репликацией: вирус — это объект, характеризующийся нарушением функций внешнего объекта, в который он проник. Использование термина «компьютерный вирус» в контексте деструктивного воздействия настолько же корректно, насколько и в контексте репликации. Использование неформальных терминов «вредонос» или «зловред» нежелательно, особенно в технологической терминологии, вне социального контекста. Термин «антивирусная защита» (а не «антивредоносная» и не «антизловредная») наиболее устойчив в русском языке и имеет очевидные коннотации.

Какое из определений вируса лучше?


Сравните подходы, используемые в различных моделях и определениях вируса.

Вирус — это:
a) соответствующая определенным критериям функция, отображающая эталонный, незараженный объект на отличающийся от него зараженный объект;
b) любая функция, отображающая эталонный, незараженный объект на отличающийся от него зараженный объект.

Для распознавания вируса в проверяемом объекте нужно:
a) провести полное аналитическое или алгоритмическое изучение свойств и поведения системы, состоящей из проверяемого объекта и машины (среды);
b) определить местоположение проверяемого объекта в машине (среде).

Определение вируса основано на:
a) свойстве рекурсивной репликации;
b) методе сравнения образца с эталоном.

Еще раз подчеркнем существенную роль среды в процессе репликации. Например, сами по себе последовательности символов «SENDMAIL» (8 байт), «COPY» (4 байта) или «CP» (2 байта), которые могут содержаться в простейшем вирусе и которыми он может оперировать, не несут в себе ничего такого, что было бы специфично для процесса репликации (тем более — рекурсивной). Ничего подобного не содержит в себе и короткая байтовая последовательность, вызывающая функцию копирования из API операционной системы в машинном коде. В этой последовательности, если рассматривать ее вне среды, не содержится ни механизма репликации, ни его описания, ни даже намека на него.

Более того: в реальном вирусе может не содержаться даже этой информации — в буквальном смысле! Вместо нее вирус, например, может включать в себя сколь угодно сложный криптоалгоритм, а ключом к этому алгоритму может служить произвольная комбинация объектов среды, способная появиться в ней в неопределенном будущем. Это означает, что до некоторого неизвестного момента, до выполнения средой некоторого неизвестного при анализе условия принципиальное отсутствие в коде вируса каких-либо связей с понятиями как репликации, так и рекурсии можно гарантировать с точностью математического доказательства. Но даже в этом случае вирус, слившийся в свойствах со средой и образовавший с ее элементами сложную, распределенную в пространстве и времени систему, сохраняет возможность размножения кода.

Таким образом, в современных больших информационных системах формализация и поиск признаков рекурсивной репликации в отдельных объектах представляются бесполезными даже с теоретической точки зрения. А рассматривать каждый объект в совокупности со всей средой — невозможно. Если в качестве входных данных для анализа единичного объекта требуется подстановка в абстрактную формулу полной информации о состоянии практически бесконечной (из-за огромного размера и перманентной изменчивости) среды — значит, выбран тупиковый путь. Ранее мы уже показали, что Интернет является единой автопрограммируемой средой, единой вычислительной системой, события в которой могут менять код в отдельно взятом системном блоке. Поэтому все эти события должны учитываться в формальном определении вируса, если оно основано на свойствах кода — как в абстрактной модели, так и на практике. И то, и другое исключено.

В условиях глобальной сети, где возможны неограниченные комбинации прямых и обратных связей между элементами, очевидны и давно применяются методы массовой репликации кода, не имеющие отношения к классическим, рекурсивным. Если опасный код заражает произвольный системный блок этой сети, то не имеет значения, является ли это заражение рекурсивным — или же дочерний код сформирован родительским по гораздо более сложному алгоритму. Алгоритм может быть любым. А на основе неизвестного алгоритма нельзя строить какие-либо точные модели, применимые на практике.

Не следует забывать, что в реальных вычислительных системах вирусы программируются (т.е. управляются) людьми. А все то, что управляется человеком, почти не поддается формализации.

Из изложенного следует вывод, что формальное определение компьютерного вируса, основанное не на признаке рекурсивной репликации, а на принципиально иных признаках, во многих случаях может оказаться наилучшим.

Это не значит, что понятие рекурсивной функции перестало иметь значение в контексте вирусов. Оно остается крайне важным, хотя и не может рассматриваться как определяющее. Оно не позволяет точно позиционировать цель, явление, предмет угрозы и ее смысловую сущность с использованием приемлемого математического аппарата. Поэтому лучше всегда иметь в виду альтернативы. Отчетливое понимание специалистом по информационной безопасности нескольких разных определений вируса, соответствующих им теоретических моделей и аспектов антивирусной защиты дает наибольшие возможности для решения практических задач.

P.S. Конечно, возможны и другие определения, кроме приведенных в статье. Их можно поискать в Сети или создать самостоятельно. Главное, что надо при этом помнить: по нормам формальной логики грамотное определение должно позволять, как минимум, определить искомый объект в ряду других :)



Источник:
Категория: Вирусы, банеры | Добавил: masterov (13.09.2016) | Автор: Сергей E W
Просмотров: 36 | Комментарии: 0 | Теги: вирус, компьютер, вредоносный, баннер | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017